Яковлев Федор Леонидович

Научная должностьВедущий научный сотрудник
Учёная степень:Доктор геолого-минералогических наук
Учёное звание:Доцент
Телефон7 (499) 254-93-50
E-mailyak@ifz.ru
Кабинет2

К решению основных проблем геодинамики альпийского Большого Кавказа
(краткий конспект материалов по структуре, истории развития и механизмам формирования альпийского чехла Большого Кавказа в связи с основными его геодинамическими моделями) Ф.Л.Яковлев

1. Назначение материала и основной объект исследования

В данном материале показано, каким образом развиваемые в лаборатории 304 «Палеогеодинамики и палеосейсмологии» методы структурной геологии, тектоники, тектонофизики и геодинамики могут быть использованы для решения актуальных проблем геодинамики, в частности – для решения проблемы строения, истории развития и геодинамических механизмов формирования структуры чехла и земной коры мегантиклинория Большого Кавказа (БК). Вся информация дается в очень компактном, конспективном виде, исключительно для введения читателя в существо решаемых проблем. Кратко показанные в данном материале проблемы, как мы полагаем, относительно полно могут быть описаны только в рамках небольшой монографии как минимум.

Большой Кавказ – крупное складчато-надвиговое сооружение Альпийского подвижного пояса, находящийся в его северной прямолинейной ветви, наряду с Крымом на западе и Копетдагом на востоке. Вкрест простирания сооружение граничит на юге с Закавказским срединным массивом, на севере – с эпигерцинской (древнекиммерийской) Скифской плитой (рис. 1). Осадочный чехол альпийского БК формировался, начиная с ранней юры, он имеет терригенный, а в верхней своей части – терригенно-карбонатный характер. В центральном осевом прогибе чехол БК часто представлен флишевыми толщами, его общая мощность (от юры до эоцена) обычно составляет 10-15 км. При развитии структуры примерно на границе олигоцена осадочный чехол начал испытывать сокращение и основную складчатость, которая в целом завершилась к началу сармата (поздний миоцен). Начиная с сармата БК начал воздыматься как сводово-глыбовое горное сооружение.


Рис. 1. Схематическая геологическая карта Большого Кавказа (основа – «Большой Советский Атлас Мира. Том I»). Показаны тектонические границы структуры Большого Кавказа на севере и юге, а также крупные соседние структуры, положение структурных пересечений, основные исследованные регионы (1 – Северо-Западный Кавказ, 2 – Чиаурская зона, Юго-Восточный Кавказ

Геологическому строению, структуре, истории развития и геодинамике Большого Кавказа посвящено очень большое число публикаций как в рамках классических исследований времен геосинклинальной парадигмы [Милановский, Хаин, 1963; Милановский, 1968; Большой…, 2007], так и с современных позиций тектоники плит [Дотдуев, 1986; Ismail-Zadeh et al., 2020]. Несмотря на достаточно хорошую изученность Большого Кавказа, основные вопросы его строения и механизмов формирования являются предметом незатихающих дискуссий, как по общим проблемам геодинамики, так и по частным проблемам регионального характера. В данном материале показана несостоятельность наиболее популярных моделей.

2. Критикуемые модели

Существующие и господствующие в настоящее время модели строения и развития структуры Большого Кавказа мобилистского характера являются некорректными по нескольким своим параметрам. Все плитотектонические модели исходят из теоретически заданной установки о субдукции океанической коры в океане Тетис в бассейне Большого Кавказа с большой амплитудой сокращения пространства (примерно от 200-400 км до 1000 км). Поскольку характер складчатости (умеренное сокращение в отдельных складках) не позволяет «спрятать» такое сокращение именно в складках, авторами таких моделей вводится представление о существовании обычно двух крупных надвигов тектонических пластин (покровов, шарьяжей), в которых и маскируется такая значительная амплитуда сокращения [Cowgill et al., 2016; Ismail-Zadeh et al., 2020]. Общей картиной движений является пододвигание океанической коры Неотетиса с юга на север, а в современной структуре (в рамках модели) это движение выражено пододвиганием фундамента Закавказского массива под Большой Кавказ. К структурам пододвигания (точнее – к выходам таких покровов на поверхность) относятся надвиги южного склона Большого Кавказа (структура 1, рис. 2А по [Дотдуев, 1986], и в рис. 3 по [Cowgill et al., 2016]) и структура Главного Кавказского надвига (структура 2, там же). Также очень характерной чертой моделей является наличие одной, а чаще – многих субгоризонтальных плоскостей надвигов вблизи поверхности палеозойского складчатого фундамента на глубине около 10 км (структура 3 на рис.2А, рис. 3). Все три обязательных элемента по нашим данным реально в природных структурах не существуют, величина сокращения пространства в пределах Большого Кавказа является умеренной, а не предполагаемой очень высокой.

Рис. 2. Строение Большого Кавказа с использованием схемы тектоники плит (по [Дотдуев, 1986], с изменениями; см. также [Яковлев, 2015], с. 221, рис. 6-1).

Рис. 3. Структурное пересечение через Большой Кавказ, имеющее (по декларации авторов) характер сбалансированного, по [Cowgill et al., 2016], с изменениями. Цифры в кружках – номера частных пластин с юга на север в интерпретации авторов [Cowgill et al., 2016]. Структуры 1, 2, 3 (цифры на сером фоне) идентичны структурам на рис. 2, добавлено Ф.Яковлевым.

2. Основная критика моделей тектоники плит в применении к Большому Кавказу (Краткие методические объяснения, источники полученных собственных материалов и результатов, а также ссылки на основные публикации даются ниже раздела критики, в разделе III).

Основной структурный материал. Для разработки всей совокупности методов исследования разных по масштабу структур складчатости была использована собственная система иерархии складчатых структур ([Яковлев, 2015], стр. 145), включающая в себя отдельные складки, «домены», «структурные ячейки», а также объекты, охватывающие земную коры и литосферу. Была построена собственная сбалансированная модель осадочного чехла [Яковлев, 2009; 2012; 2015], основанная на получении достоверных величин сокращения структур в масштабе «структурных ячеек» (шириной 3-5 км), которая включала в себя получение расчетных глубин кровли фундамента в масштабах этих «ячеек». Вкрест простирания Большого Кавказа, для его восточной половины, таких ячеек было 11 (с юга на север – Чиаурская зона – 5, Тфанская – 3, Шахдагская – 3), суммарная длина современного синтетического разреза (скомпилированного по данным двух регионов) составляла около 60 км, он же в доскладчатом виде – около 120 км (рис. 4). Модель также включала в себя использование в качестве исходного материала точных структурных пересечений, составленных непосредственно в поле, а также разработку и использование стратиграфических моделей с детальностью до 50-200 метров по глубине слоев внутри такой модели (мощность осадочного чехла в каждой ячейке в среднем составляла 10-15 км). Указанные в критикуемых моделях ключевые по смыслу структуры (1 – 3, рис. 2 А) по результатам построения сбалансированной модели получили следующую геометрическую и геодинамическую интерпретацию (см. ниже).

Рис. 4. Сбалансированная схема строения коры и верхней мантии восточной половины Большого Кавказа (по [Яковлев, 2015], стр. 401, см. рис. 8-6; с изменениями). Показаны два этапа формирования структуры – в конце этапа осадконакопления перед основной складчатостью (а) и на современном этапе после укорочения и горообразования (б), показаны обобщенные величины сокращения тектонических зон в процентах и размытые объемы осадочного чехла (по [Яковлев, 2012]): 1 – палеоцен и эоцен, 2 – мел, 3 – верхняя юра, 4 – средняя юра, 5 – нижняя юра, 6 – объемы кристаллической части земной коры до поверхности Мохо (на начало осадконакопления), 7 – предполагаемые объемы мантийного вещества, образованные из погруженной части земной коры, 8 – граница Мохо: M – граница Мохо из расчета 40 км мощности коры на начало юры, M' – современное положение пород, занимавших первоначально, на (а), позицию границы Мохо, M'' – предполагаемое положение границы Мохо (новообразованной). Красным и желтым цветом в овалах обозначены те же структуры, что и на рис. 2А, рис. 3. Тектонические структуры: Дм – Дзирульский массив (часть Закавказского массива, ЗМ), ОкС-з – Окрибо-Сачхерская зона (часть ЗМ), Чиа-з – Чиаурская зона Большого Кавказа (БК), Тф-з – Тфанская зона БК, Шхд-з – Шахдагская зона БК; РЛР – Рача-Лечхумский разлом, ГКР –Главный Кавказский разлом. Чиаурская зона принадлежит району 2, рис. 1, две других зоны – району 3, рис. 1, самый северный блок (Скифская плита, в символическом виде) – району 2, рис. 1.

Рача-Лечхумский шовный разлом (РЛР) на границе Большого Кавказа и Закавказского массива (структура 1, рис. 2А, рис. 3). Здесь на конец этапа осадконакопления в пределах Чиаурской зоны Большого Кавказа накопилось около 15 км осадков возраста от ранней юры до эоцена (включая 8 км карбонатного флиша, начиная с верхней юры), а для Окрибо-Сачхерской зоны Закавказского массива – около 8-10 км, включая 1-2 км параплатформенных карбонатных осадков верхней юры – эоцена (рис. 4, а). То есть, этот разлом представлял из себя сброс около 5-7 км по уровню кровли фундамента для этапа начала сокращения и складкообразования (структуры Большого Кавказа погружены). Современная глубина кровли фундамента в этих двух соседних структурах с юга на север, включая расчетную глубину в Чиаурской зоне, составила 10 и 18 км, то есть на уровне кровли фундамента разлом представляет из себя сейчас сброс с амплитудой около 10 км с погруженным блоком Большого Кавказа (рис. 3б). При этом в верхней части структуры могут существовать надвиги с вертикальной амплитудой до 5 км (для углов падения 60 градусов), которые и фиксируются на поверхности в обнажениях в виде надвигов южного склона. Поскольку структура на уровне фундамента была определена как субвертикальный сброс, ни о каком пододвигании кристаллической коры Закавказского массива под Большой Кавказ (см. рис. 2А, структура 1) речи идти не может. Таким образом, такое пододвигание в моделях мобилизма для Большого Кавказа является ошибочной интерпретацией складчато-надвиговой структуры.

Главный Кавказский надвиг (ГКН, ГКР) (структура 2, рис. 2А, рис. 3). Взгляды на эту структуру как на региональный надвиг с очень большой амплитудой длительное время критиковалась (например, [Сомин, 2000]). Указывалось, что последовательность смены возраста отложений (выход на поверхность все более древних стратиграфических подразделений с юга на север от центральной части Чиаурской зоны к ГКН, рис. 5) такова, что здесь нет надвига или дуплекса, т.е. надвигания подошвы пластины чехла на кровлю нижней пластины чехла (см. рис. 3 – в таких структурах должно идти омоложение слоев в нижней пластине в направлении к поверхности надвигания верхней пластины). Вся структура имеет в районе этого разлома скорее характер крупной флексуры и крупного субвертикального разлома с отсутствием позднеальпийских движений [Сомин, 2000]. В связи с этим в настоящее время данная структура в публикациях часто называется Главным Кавказским Разломом ([Большой…, 2007], стр. 133). По нашим данным современная расчетная глубина кровли фундамента в Тфанской зоне к югу от ГКН (рис. 4, отметка «ГКР») и в Шахдагской зоне к северу от него составляет около 10 км в двух соседних пересечениях (в двух попарно соседних структурных ячейках) [Яковлев, 2012; 2015]. То есть, вертикальное смещение по кровле фундамента в этом разломе в современной структуре практически отсутствует. Соответственно нет никакой возможности утверждать, что здесь «спрятана» амплитуда надвигания в несколько десятков, если не сотен километров (рис. 2А, рис. 3, сравните с правой красной структурой «ГКР», рис. 4б). Таким образом, представления о надвигании тектонических пластин по «Главному Кавказскому надвигу» в критикуемых моделях являются ошибочными.

Структура контакта осадочного чехла и фундамента в пределах Большого Кавказа. В критикуемых моделях контакт осадочного чехла и фундамента показан в виде субгоризонтального детачмента или серии таких детачментов (структура 3, рис. 2А, рис. 3). Такие структуры невозможны по двум причинам. А) Полученные нами глубины кровли фундамента в Чиаурской и Тфанской зонах показывают очень большой размах значений в соседних структурных ячейках по одному пересечению, с разницей до 10-15 км. Часто такой «рельеф» поверхности фундамента является устойчивым в нескольких соседних пересечениях, что дает возможность утверждать, что мы имеем дело в таких случаях с крупным разломом [Яковлев, 2012]. Обычно нет никакой возможности провести предусмотренную критикуемыми моделями субгоризонтальную поверхность сместителя покрова в пределах полученной сбалансированной модели структуры, которая следовала бы вдоль поверхности кровли фундамента (см. желтую структуру, рис. 4б). Б) Показанная на рис. 2А поверхность детачмента по кровле фундамента (это район р. Лиахвы, Южная Осетия) должна была показаться на поверхность обнажений на западе района, в пределах Сванетии, там, где наблюдается структура палеозойского фундамента (рис. 5). Никто, никогда, ни на каких геологических картах не показывал здесь таких субгоризонтальных поверхностей разрывов, которые могли бы соответствовать обсуждаемой структуре (рис. 5). В пределах Сванетии на геологических картах отмечаются только субвертикальные разломы. Таким образом, наличие в структуре Большого Кавказа субгоризонтальных поверхностей детачментов крупных покровов геологическими данными не подтверждается.

Рис. 5. Структура южного фланга Большого Кавказа в рацоне Сванетского антиклинория (по [Яковлев, 2015], параграф 6. 3. 6, стр. 296, рис. 6-41, с изменениями). Часть геологической карты масштаба 1:500 000 [Геологическая…, 1978] района центриклинального воздымания Чиаурской тектонической зоны и «исчезновения» Уцерского разлома. Индексация стратиграфических горизонтов и их цвета стандартные. Отметки 1-6 обозначают: 1 – нормальная последовательность отложений средней, верхней юры и мела в замыкании Чиаурской зоны, 2 – выходы средней юры, восточная находится в зоне нескольких плоскостей ГКР (видно удревнение отложений с юга на север), 3 – выходы палеозойского фундамента, 4 – одновозрастные толщи Чиаурской и Гагро-Джавской зон, имеющие разный фациальный состав (разделены Уцерским разломом, 5), 5 – Уцерский разлом, разделяющий Чиаурскую и Гагро-Джавскую зоны, имеет субвертикальное залегание, часть РЛР, 6 – основная ветвь Рача-Лечхумского разлома. В районе выхода палезойского фундамента (отметка 3) нет субгоризонтальных разрывов.

Резюме по пунктам 2-4 раздела II. Результаты 2-4 полностью опровергают возможность использования для интерпретации Большого Кавказа мобилистских структурных схем типа «аккреционной призмы» или А-субдукции (см. рис. 2, 3 и 4). Величина сокращения складчатой структуры.

А) Минимальное сокращение, которое оценивалось исследователями, предлагающими модели типа А-субдукции для Большого Кавказа, составляет 200 км [Дотдуев, 1986] и 130 км ([Cowgill et al., 2016], рис. 3), общие оценки сокращения в этих и других публикациях могут достигать от 200 до 900 км. Важно, что публикуемые оценки включают обычно не одну цифру (методически это характерно для измерений величин), а некоторый ряд цифр как бы «на выбор читателя». Использованные исследователями методы подсчета сокращения или методы построения сбалансированных разрезов (рис. 3) не являются, с нашей точки зрения, кондиционными, поскольку нарушают ранее установленные ограничения на структуры, в которых могут применяться такие методы построения сбалансированных разрезов [Dahlstrom, 1969; Прокопьев и др., 2004], а также демонстрируют отсутствие знаний авторов относительно общих особенностях линейной складчатости в тонкослоистых флишевых толщах, выполненных мелкими складками «подобной» морфологии. Например, метод, использованный в работе ([Cowgill et al., 2016], рис. 3), фактически основан на подсчете длины слоя в складчато-надвиговом пересечении. Само структурное пересечение имеет такой масштаб, что там никак не могут поместиться многочисленные реально существующие в Чиаурской зоне складки размером от 1 км до 5 сантиметров, т.е. складки в структуре ([Cowgill et al., 2016], рис. 3) показаны заведомо более просто, чем они реально существуют в природе. Это означает, что любые подсчеты длины слоя в такого рода моделях не будут точными даже в минимально допустимой степени (по [Яковлев, 2015], стр. 27, 222-225). Эта часть прямой критики мобилистских моделей Большого Кавказа пока не получила освещения в наших публикациях.

Б) Общее сокращение всех складчато-разрывных структур в разных масштабах дается в [Яковлев, 2015], оно составляет около 50% или около 50 км для полного пересечения Большого Кавказа в пределах детально охарактеризованного осадочного чехла мощностью 10-15 км. Вполне очевидно, что для плитотектонических построений такая величина является мизерной, не отражающей предполагаемые в согласии с современными геодинамическими моделями перемещения основных плит в результате раскрытия Атлантического океана и рифта Красного моря и синхронного гипотетического закрытия океана Неотетис.

Проверка геотектонических гипотез по объемам осадков в доскладчатой и в современной структуре. Около 6 лет назад был предложен способ оценить реалистичность геотектонических моделей по балансу вещества в осадочном чехле Большого Кавказа (рис. 2 Б и 2 В). Если предположить существование бассейна шириной 250 км с мощностью чехла около 15 км (минимальное сокращение в модели С.И.Дотдуева), то его сокращение до ширины 50 км даст призму осадков мощностью 65 км. Такую призму очень сложно поместить в предполагаемую этим автором структуру (рис. 2А) (см. [Яковлев, 2015], стр. 221). В дальнейшем эта идея была детализирована до прямых подсчетов того, какие объемы размытых и перемещенных в депрессии осадков могут существовать для моделей фиксизма (0% сокращения, Е.Е.Милановский [1968]), собственной модели (50% сокращения, Ф.Л.Яковлев [2015]) и модели С.И.Дотдуева (80% сокращения). Были также подсчитаны объемы осадков в неотектонических депрессиях вокруг Большого Кавказа и проведено сравнение с предполагаемыми теоретическими (для трех моделей) оценками объема эродированного осадочного чехла [Яковлев, Сорокин, 2016]. Показано, что модель умеренных сокращений структуры (50%) является наиболее реалистичной. На эту тему планируется полноценная публикация в одном из ведущих отечественных журналов.

Выявленные геодинамические механизмы формирования структуры Большого Кавказа. Общая идеология моделей плейт-тектоники предполагает независимость результата коллизии от предыдущей истории развития структуры (особенно – по характеру осадконакопления и по мощности осадков чехла). Это понятно – нельзя думать, что структура, формирующаяся при столкновении континентальных блоков, заранее «знала» все параметры такого столкновения (время начала, конца процесса коллизии, скорости, величину сокращения, амплитуду поднятия и размыва и т.д.) и заранее подготовила «нужные» осадки. То есть, в таких гипотезах фактически отрицается любая закономерность развития складчатых структур, ранее называвшихся геосинклинальными и, как считалось, имеющими определенные типичные «траектории» своего развития. По объективно полученным данным, имеющим отношение к параметрам всего цикла развития структуры Большого Кавказа (шесть параметров структурных ячеек), нами были выявлены статистически достоверные геодинамические механизмы, отвечающие за процессы осадконакопления, складчатого укорочения и неотектонического поднятия [Яковлев, Горбатов, 2017; 2018] (рис. 6). Эти два механизма (F1 «Изостазия» и F2 «Сокращение») полностью статистически описывают имеющийся массив переменных, и показывают неизбежную необходимость значительного изменения плотности пород коры (в больших объемах) до мантийных значений при осадконакоплении и складчатости (см. рис. 4), а также уменьшения плотности пород мантии (разуплотнения) до «коровых» значений при горообразовании. Такого рода преобразования плотности пород полностью противоречат основным постулатам тектоники плит. Именно изостатическая невозможность формирования континентальной коры с укорочениями в 3-5 раз, регистрируемой в складчатых сооружениях (с увеличением мощности коры до нереальных величин (40×5=200 км) заставила привлекать океаническую кору с накопленными на ней осадками (которая имеет возможность бесследно исчезнуть при субдукции и А-субдукции) для объяснения формирования интенсивных складчато-надвиговых структур.

Исследования в данном направлении планируется развивать в лаборатории и в дальнейшем.

Рис. 6. Стадии развития структуры и параметры «структурных ячеек»: А – стадия 1, доскладчатая, на конец осадконакопления, Б – стадия 2, пост-складчатая, доорогенная; В – стадия 3, современная, пост-орогенная; Г – таблица факторных нагрузок на признаки. A, B, C – три «структурных ячейки» в сбалансированном профиле Большого Кавказа. 1 – 3 – возраст отложений (1 – палеоцен и эоцен; 2 – мел; 3 – юра); 4 – палеозойский фундамент; 5 – положение линии профиля (для стадии 3) в «стратиграфической модели» ячейки на стадиях 1 и 2; 6 – положение признаков 1-6 для ячейки «C» (1 – глубина кровли фундамента, ГКФ, стадия 1; 2 – величина сокращения; 3 – ГКФ, стадия 2; 4 – ГКФ, стадия 3; 5 – амплитуда поднятия; 6 – разница ГКФ между стадиями 3 и 1; значком «*» даны три признака, измеряемые в природе, другие три вычисляются). АП – амплитуда поднятия между стадиями 2 и 3. В таблице (Г) показаны основы интерпретации факторов – красными цифрами даны нагрузки на признаки первичные, активные (0.790 для F1), синими – нагрузки вторичные, зависимые (0.982); F1 – «изостазия», отражающая тенденцию к возврату современной ГКФ (стадия 3) на уровень ГКФ стадии 1; F2 – «сокращение», отвечающее за формирование складчатости и за амплитуду неотектонического поднятия.

3. Объяснения исходного и полученного методического и расчетного материала по структуре осадочного чехла Большого Кавказа.

Такой материал имеет три части, которые появились постепенно, в результате работ первоначально большого коллектива исследователей ([Яковлев, 2015], стр. 16; [Яковлев, 2020]).

Часть 1 – данные о природных структурах в виде детальных структурных профилей, составленных по большей части непосредственно в поле или по полевым наблюдениям с привлечением детальных геологических карт ([Яковлев, 2015], стр. 93, 127).

Часть 2 – методическая. Здесь надо отметить ряд методов определения величины сокращения структур разного размера (ранга) ([Яковлев, 2015], стр. 145). Очень важное достижение – метод объемного балансирования по морфологии складчатого домена [Яковлев, 2015] стр. 220; [Яковлев, 2017]), который позволяет восстанавливать структуру осадочного чехла в его полном объеме для «структурных ячеек», имеющих размер 3-7 км вдоль профиля. Также были выполнены важные методические работы по созданию и апробированию методов диагностики механизмов формирования складчатых структур разного размера ([Яковлев, 2015], стр. 160, 172, 196, 207, 332, 389, 406).

Часть 3 – данные по конкретным структурам Большого Кавказа, полученные, в первую очередь, по данным построенных сбалансированных пересечений, а также результаты некоторых работ по выявлению общих механизмов формирования Большого Кавказа, выполненных на основании данных по сбалансированным структурам осадочного чехла ([Яковлев, 2015], стр. 389, 406). Эта информация в совокупности составляет такую комбинацию данных, которая опровергает возможность использования для объяснения происхождения сооружения Большого Кавказа типичных структурных схем тектоники плит (схемы типа «аккреционная призма», А-субдукции).

Источники текстов упомянутых ниже и других публикаций Ф.Яковлева:

  1. Истина https://istina.msu.ru/profile/YakovlevFL/
  2. перс. страница на сайте ИФЗ http://yak.ifz.ru/Yak-publ-fold-r.html (до 2018 г.)
  3. социальная сеть ResearchGate (с английским названиями публикаций) https://www.researchgate.net/profile/Fedor_Yakovlev/research

Основные публикации сотрудников лаборатории по данной теме:

  1. Яковлев Ф.Л. Реконструкция структур линейной складчатости с использованием объемного балансирования // Физика Земли. 2009. №. 11. с. 1023–1034. PDF
  2. Яковлев Ф.Л. Опыт построения сбалансированной структуры восточной части альпийского Большого Кавказа по данным количественных исследований линейной складчатости // Вестник КРАУНЦ. Науки о Земле. 2012, вып. 19, № 1. с.191-214. PDF
  3. Яковлев Ф.Л. Многоранговый деформационный анализ линейной складчатости на примере альпийского Большого Кавказа. / диссертация на ученую степень д.г-м.н. по специальности 25.00.03 «Геотектоника и геодинамика» / ИФЗ РАН, 2015. 472 с. PDF
  4. Яковлев Ф.Л. Реконструкция складчато-разрывных структур в зонах линейной складчатости по структурным разрезам. М.: Изд. ИФЗ РАН, 2017. 60 с. (РИНЦ, https://elibrary.ru/item.asp?id=30582498) PDF, PDF-rus, компакт-диск (54 Mb)
  5. Яковлев Ф.Л., Сорокин А.А. Сопоставление геодинамических моделей развития альпийского Большого Кавказа по параметру «объем размытых пород» / Четвертая тектонофизическая конференция в ИФЗ РАН. Тектонофизика и актуальные вопросы наук о Земле: Материалы докладов всероссийской конференции – в 2-х томах. Т. 1. М.: ИФЗ. 2016. С. 314-322. PDF
  6. Яковлев Ф.Л., Горбатов Е.С. Первый опыт диагностики геодинамических механизмов формирования складчатой структуры с помощью факторного анализа ее параметров (Большой Кавказ) // Геодинамика и тектонофизика. 2017. Т. 8. № 4. С. 999–1019. doi:10.5800/GT-2017-8-4-0329. PDF
  7. Яковлев Ф.Л., Горбатов Е.С. Об использовании факторного анализа для исследования геодинамических процессов формирования Большого Кавказа // Геодинамика и тектонофизика. 2018. Т. 9. № 3. С. 909–926. doi:10.5800/GT‐2018‐9‐3‐0376. https://istina.msu.ru/download/152212484/1l9sQa:4qzgWA3ALJotybe56P5c7cRmHmI/
  8. Яковлев Ф. Л. Проблема складкообразования, современное ее состояние и перспективы развития исследований // Пятая тектонофизическая конференция в ИФЗ РАН. Тектонофизика и актуальные вопросы наук о Земле. М.: Изд. ИФЗ РАН, 2020. С. 64-75. Публикация доступна в «Истине» и “ResearchGate”

Литература

  • Большой Кавказ в альпийскую эпоху / Под ред. Ю.Г. Леонова. М.: ГЕОС, 2007. 368 с.
  • Геологическая карта Кавказа. Масштаб 1:500000 // Под ред. Д.В. Наливкина и др. – Министерство Геологии СССР. ВСЕГЕИ. М.: Аэрогеология, 1978.
  • Дотдуев С.И. О покровном строении Большого Кавказа // Геотектоника. 1986. № 5. С.94-106.
  • Милановский Е.Е. Новейшая тектоника Кавказа / Е.Е. Милановский – М.: Недра, 1968.  483 с.
  • Милановский Е.Е., Хаин В.Е. Геологическое строение Кавказа / М.: Изд-во МГУ, 1963.  357 с.
  • Прокопьев А.В. Фридовский В.Ю., Гайдук В.В. Разломы: (Морфология, геометрия и кинематика): Учеб. пособие / Якутск: ЯФ Изд-ва СО РАН, 2004. 148 с.
  • Сомин М.Л. О структуре осевых зон Центрального Кавказа // Докл. РАН. 2000. Т. 375. № 5. С. 662-665
  • Cowgill, E., Forte, A. M., Niemi, N., Avdeev, B., Tye, A., Trexler, C., et al. (2016). Relict basin closure and crustal shortening budgets during continental collision: An example from Caucasus sediment provenance // Tectonics, 35, P. 2918–2947. https://doi.org/10.1002/2016TC004295
  • Dahlstrom C.D.A. Balanced cross sections // Canadian journal earth science. 1969. V 6, N4. P. 743 - 757.
  • Ismail-Zadeh A., Adamia S., Chabukiani A., Chelidze T., Cloetingh S., Floyd M., ... & Soloviev A. Geodynamics, seismicity, and seismic hazards of the Caucasus // Earth-Science Reviews. 2020. P. 103222.